Пестрые юбки с воланами, цветы в волосах, страстные танцы под звуки гитары и кастаньет, вино и вечная фиеста под палящим солнцем – все краски жизни и грани южного темперамента нашли своё отражение во фламенко. Подобно морскому бризу или пряному аромату корицы оно разносится по всем материкам и странам, заставляя все большее и большее количество сердец биться в ритме компáса, а ноги – самозабвенно отбивать дроби. В результате, образ испанки Кармен уже готовы примерить на себя миллионы женщин по всему миру… Так почему это происходит? Что лежит в основе увлечения испанской культурой? И можно ли говорить о существовании, скажем, русского фламенко? Ответить на эти вопросы сложно, но можно, обратившись к самой сути этой культуры.

Фламенко – это…


Будни и праздники для самих испанцев. И экзотика для туристов. Часть жизни, которую большинство «не испанцев» зачастую ошибочно отождествляет лишь с внешней стороной яркого костюмированного действа и фольклорными образами. Однако, если вслушаться в необычные по мелодике песни, можно услышать и арабские напевы, и отголоски цыганских романсов. А, если присмотреться, то взору откроется и другая, драматическая по своей сути составляющая этой культуры с сильными эмоциями и душевными переживаниями. Это своеобразная попытка с высоко поднятой головой выносить удары судьбы. Искусство, способное выразить как личное счастье или драму, так и судьбу целого народа. Ведь на протяжении веков именно музыка и танцы помогали жителям Андалузии, южной части Испании, преодолевать трудности и тяготы жизни. Родина фламенко стала настоящим перекрестком культур разных народов Востока и Запада (финикийцев, греков, римлян, евреев и мавров). А фламенко как губка впитало в себя этот общечеловеческий опыт и разнообразные традиции.

Кстати, фламенко это не только танец. Это настоящий диалог между песней и танцем, голосом и музыкой гитары, которые подчиняются лишь строгому пульсирующему ритму или компáсу. Именно в этом синтезе каждый раз рождаются новые и воссоздаются давно забытые образы, рассказывающие вечные истории бытия. У вечности же и искусства исполнения фламенко есть душа, имя которой – дуэнде (duende). Именно дуэнде или вдохновение своим прикосновением превращает песню в магию, танец в шаманство и помогает исполнителям донести своё искусство до зрителей. Сильные, неподдельные эмоции, неизменные как сама человеческая сущность – вот что делает фламенко особенным.

Это импровизационный жанр, в котором нет границ и места повторению. Формы его могут быть различны – от голоса под гитару в каком-нибудь испанском таблао до оперы с оркестром. Выход на сцену – это лишь продолжение жизни, жизни под названием «flamenco». Интересно отметить, что в сценариях выступлений артисты обычно знают, какие номера они будут исполнять, но строгие рамки и правила губительны для настоящего искусства и вдохновения. Особенно фламенко, где все происходит естественно и непринужденно. А посему, никакой концерт не обходится без импровизации. Танцевать или петь во фламенко начинают именно в тот момент, когда внутренний голос говорит: «Сейчас!». Не потому ли во время недавнего концерта «Фламенко из Гранады», проходившего в рамках фестиваля ¡Viva España! прямо на сцене Российского Академического Молодежного театра певица Нуриa Мартин не допев до конца песню сбросила туфли и пустилась в пляс?! Эмоции – это жизнь, а жизнь с ощущением «здесь и сейчас» – и есть настоящее фламенко.

Русское фламенко

Могло ли родиться это искусство где-либо еще как ни в Испании? – Конечно, нет. Своеобразная «магия земли» создала особую формулу, благодаря которой фламенко родилось из фольклора, народных песен и танцев. Практически каждый город и каждая провинция Андалузии неповторимы, а, значит, имеют свою школу, традиции и формы исполнения танцев и песен фламенко. Разница заключается не только в таких технических тонкостях как манере держать корпус, отбивать дроби и работать с юбкой. Отличие кроется во внутреннем чувстве и ритме жизни, восприятии жизненных реалий. Фламенко различается, как различаются между собой люди и города, неся на себе отпечатки духовного и местного колорита.

Как и любое искусство, фламенко подвержено изменениям, интерпретациям и, в конце концов, моде. Оно живет своей жизнью, а, значит, это искусство универсально и многонационально. По мнению известного кантаóра (певца фламенко) из Гранады Давида Сорроче, общность и различия между фламенко Барселоны и Москвы, Мадрида и Севильи, Хельсинки и Ронды, с одной стороны, создают такое явление как фламенко, с другой – расцвечивают его яркими красками.

Так неужто существует и русское фламенко?! У Испании и России разные исторические пути и традиции. Тем не менее, множество русских сердец откликается на ритмы фламенко, испытывая одновременно интерес и чувство завороженности их красотой и глубиной.

В одном из фильмов культового испанского режиссёра Карлоса Сауры герои слышат дуэнде и ритм сигирии даже в колыхании веток хвойника. Будучи в России в еловом лесу, прислушавшись, мы, возможно, что-то и услышим, но вряд ли кому из соотечественников на ум придут именно такие ассоциации… Многие приходят во фламенко не зная испанского и ни разу не бывав в Испании. Как магнит оно манит и притягивает тех, кто стремится познать мир вокруг себя и открыть себя миру. Те, кого не напугают сложности и непонятности на первом этапе знакомства с фламенко, действительно проникаются им настолько, что открывают себя в новой вселенной. Не родной им по рождению, но близкой по духу культуре.

В русских школах фламенко разучиваются основы техники и пластики, дроби и танцы. От легкого поворота головы до резкого выпада и взмаха рукой – все должно быть отработано, технично, но и прочувствовано. А русские, по наблюдениям многих испанцев, умеют чувствовать как никакая другая нация. Таким образом, перед теми, кто приходит изучать фламенко стоит двойная задача: освоить технику и научиться выражать свои эмоции по-испански, оставаясь при этом собой. Например, испанский танцор Виктор Кастро всегда советует своим ученикам будить в себе чувство Андалузии и связи с ней. Рассказывать историю, а не просто танцевать под музыку. Возможно, это и помогает, но эмоциональные акценты и интерпретация фламенко у нас все равно отличаются от испанских. Это ни хорошо и ни плохо. Это одна из его форм, имеющая право на существование. Форма ощущения и понимания фламенко, характерная именно для нашего народа. Мозаика андалузской, русской и личностной культуры. Возможность узнать себя, посмотреть на себя и на мир другими глазами. Свобода самовыражения и безграничное самопознание, которое делает фламенко всемирным и универсальным искусством, открытым для восприятия и интерпретации.

Конечно же, лучшая возможность лично убедиться во всем вышесказанном – отправиться на ежегодный майский фестиваль «¡Viva España!». Это отличная возможность самостоятельно сравнить выступления более 600 исполнителей фламенко из разных городов России, стран СНГ и выдающихся танцоров из разных провинций Испании. Но главное, насладиться фламенко во всем его многообразии!

Галина Турищева

Яндекс.Метрика